О книге «И слово слову отвечает. Владимир Бибихин- Ольга Седакова. Письма 1992 – 2004 годов. – Изд-ие 2-е.- Спб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2019.- 288 с.

 

1.

 

Книга прошлого года «И слову слово отвечает Владимир Бибихин – Ольга седакова Письма 1992-2004 годов» располагает читателя с первых страниц.

Это тот самый внутренний мир, та «потаенная дверь», то что, как называется, осталось «за скобками».
Это «чистый родник мысли»: с одной стороны – идеи известного философа Владимира Бибихина (1992-2004), а с другой стороны воззрения не менее крупного поэта – Ольги Седаковой.

Его философские пассажи в стиле Хайдеггера и Л. Витгенштейна, которые, по утверждению Седаковой, его «главные спутники». Ее поэтические ремарки. Мозаика, домино. Все вместе они составляют единую «ткань» прозаического, эпистолярного жанра произведения.

Здесь собеседники свободны в высказываниях: все происходит, как на летней веранде, где-нибудь в беседке, когда непринужденно, двое русских интеллигентов, за чашкой чая, курят, ведут вдумчивые и непринужденные беседы о главном.

При этом, это разговор на равных, двух равных величин, объединенных одним общим каррасом (термин Курта Воннегута).

Ольга Седакова пронесла через всю свою жизнь дружбу с Владимиром Вениаминовичем Бибихиным.

Волею судеб, сохранились письма Владимира Вениаминовича и ответы Ольги Александровны в их переписке с 1992 - 2004 г.г., т.е. за довольно продолжительный период – 12 лет! По сути, это был «последний вагон» отъезжающего с перрона вокзала поезда, путь в неизведанное, в новом веке (кто знал тогда, в 90-х – начале нулевых, как круто изменится жизнь страны и планеты в новом веке, и что многие откажутся от бумажных писем, считая их чем-то лишним, чем-то «архаике» сродни).

Письма Бибихина и Седаковой – это письма несовременников: они о вечном, о прекрасном, о красоте. Но не только (и не столько) об этом. Иногда о сиюминутном, о жизненно важном, о злободневном. Здесь все, как и в самой жизни, где присутствует обилие тем, сюжетов, планов.

Получился полноценный эпистолярный роман. Роман в письмах. Плюсом этой книги является еще и то, что она, книга, содержит статьи Ольги Седаковой о Владимире Бибихине, записи и речи Владимира Вениаминовича. Таким образом, читатель «И слово слову отвечает» получит полноценную картину их личной дружбы, сможет лучше понять чувства и мысли двух ярких и незаурядных русских мыслителей.

Приведу цитату из книги О.А. Седаковой и В.В. Бибихина о важности любить свое: «Любить, то есть, работать на него. Бибихин проработал его как мало кто свое – это не только идея, свое у него – это наша страна, Россия, другое начало. Свое – это течение времени, о котором никто не скажет доброго слова. Свое – это русский зык. Это поэзия. Это, в конце концов, мир». Для философа Бибихина, термин «мир»  это не просто слово, а целая концепция.

Каждая новая книга (будь то, прозаическая или поэтическая) Ольги Александровны Седаковой – это, безусловно, явление. Это русская классика. И всегда - открытие для читающей публики. Думается, что эта книга должна быть прочитана и находиться в библиотеке у каждого думающего человека в России.

В тоже время, «И слово слову отвечает», как видится, для так называемого «подготовленного читателя», который ориентируется в культурном поле и ценит время, затраченное на чтение. Для тех, у кого вкус простой, и он/она выбирает самое лучшее, как сказал бы У. Черчилль.

Когда я читал эту книгу, я все больше и больше убеждался в том, насколько же это глубокие люди – собеседники. То есть, не просто талантливые, не просто красивые и одаренные, но почти неземные существа.

Скажем, чтение «И слово слову отвечает», хорошо вкупе с другими работами Владимира Бибихина и книгами Ольги Седаковой.

 

2.

 

Письма, к сожалению, уходят из повседневной человеческой жизни. Это факт. Точнее они приобрели, в лучшем случае, новые формы: e-mail, смс, вайбер, вацап, сообщения, которые практически невозможно сложить в единый альбом, вспоминая о прожитом и пережитом, спустя годы. Все живут на бешенных скоростях. Выход, думается, есть один – это замедление. В духе равномерной и гармоничной беседы тактичной Ольги Александровны и обстоятельного Владимира Вениаминовича. Для этого не обязательно иметь собеседников, равных Бибихину. Замедлиться, задать вопросы самому себе, в первую очередь, быть более внимательным к ближнему и продолжать любить, таков мне, лично, видится главный посыл этой книги.

Характерно, что писал Владимир Бибихин Ольге Александровне в 1995 году: «Вы спрашивали, что я называю «расколом». Очень въевшуюся вещь, неизбежность расхождения в вере среди христиан, едва ли не более обязательную чем между христианами и явными иноверцами. Диаспора (перенимаю и продолжаю Вашу мысль Ани Великановой) христиан по разным вероисповедным толкам теперь не имеет (давно уже не имеет) альтернативы другой, кроме как неисповедимое подвижничество как у о. Дмитрия и возвращение к раннему христианству как у Вас и у немногих. Старообрядческий раскол, сектантство, окостенение официального слоя – это уже только посильные и необходимые реакции на тот «не мир, но меч». Единство? Например, у нас с Вами. Раскол ему не грозит, но потому что мы уже слишком хорошо знаем, что это такое. Т.е. он для нас уже позади, и то если только мы в него не сорвемся, а чтобы в него не сорваться, надо его видеть. Единство в том, о чем мы умеем не говорить, помня о неумелости этого умения. А так – раскол совсем близок (рыхлость, безразличие его в массе скрадывают, но тогда становится еще хуже). В самом воздухе, которым мы дышим, нет единства».

И все-таки, иногда, какой это стыд и непонятное волнение, когда, перефразируя В. Высоцкого, чужой читает письма, заглядывая ему, имяреку, через плечо. Это настолько интимное, неприкрытое – личные письма. Никто не соберется здесь казаться лучше, «приосаниваться», рассчитывая на внешние эффекты. Здесь подлинный мир человека, который не думает (и даже не помышляет), что кто-нибудь прочтет его строки, когда-нибудь, после смерти, когда обычно открывается если не все, то во всяком случае, - многое.

Так было с письмами Марины Цветаевой и Варлама Шаламова. И не только с Цветаевой и с Шаламовым. Так обстоит дело и с письмами Ольги Седаковой. Но хочешь или не хочешь, любой серьезный исследователь в своих, в первую очередь, читательских и научных целях, изучает переписку, пытаясь лучше понять своего героя/героиню, его авторский «почерк». Тем ценнее люди, о которых писал Высоцкий:

 

Не единою буквой не лгу, не лгу,

Он был чистого слога слуга, слуга…

Но тогда еще был снегопад, снегопад

И свобода писать на снегу…

 

Когда писалась эта статья, я вдруг вспомнил строчку из одной известной рок-баллады: «Люди разных миров друг к другу в гости не ходят. Каждый живет в своем мире отдельном. В доме одном, на этажах параллельных». Это очень характерная, как видится, цитата в данном случае. Бибихин и Седакова – выдающиеся мыслители, как уже говорилось, их творческая взаимосвязь: в жизни, на бумаге, не случайна, оправдана и закономерна.

«Дорогая Ольга Александровна!

Еще не зная, что Вам писать, уже догадываюсь, что если бы знал, то писать было бы не нужно: то же, не меньше, знаете и Вы, заранее. Разве что сообщить Вам для Вашего успокоения, чтобы Вы еще раз удовлетворенно уверились, что узнаете то, что знали? Или – это то же самое – не узнаете то, чего не знали».

В этом, и в других текстах, мы видим с вами, полное единение души и спасительную любовь человека к человеку. Личности к личности. Коллеги к коллеге.

Интересно, например, что пишет Ольга Седакова в одном из писем Бибихину: «Мое заглядывание в Данте – совершенно частное дело, из которого для других ничего не вынесешь. Иногда, читая какую-нибудь строку (особенно в Третьей Кантике), я воображаю, какую великолепную всемирную фантазию на эту тему можно было бы построить. Но для этого необходима по меньшей мере эрудиция Аверинцева. А я не удосужилась прочесть даже Фому, без которого Комедию, наверное, и читать не следует». Это письмо датировано 1992 годом. Тем удивительнее, что спустя 28 лет, она свершила свой грандиозный и изумительный план – «Перевести Данте». Книга, напомню, вышла в этом же издательстве, т.е. «Ивана Лимбаха» в 2020 году.

Или вот, слова О.А. Седаковой: «Еще мне хочется снова сказать, как хорошо и родно у Вас дома, с Ольгой, с мальчиками… Давайте не расставаться, пока это возможно». Давайте не расставаться. 

 

3. 

 

Читать письма этих двух замечательных людей – одно удовольствие. Они так взаимодополняют друг друга. Но беда одна, – со смертью Владимира Вениаминовича, в далеком, 2004-м, их диалог прекратился, и стал, по сути, монологом. Да, именно монологом! Обращение к сказанному Владимиром Вениаминовичем Бибихиным - это попытка монолога, а точнее – попытка воскресить их давний диалог.

 

4. 

 

Нечаянная радость. Два одиноких человека с общими взглядами на жизнь, на искусство, на мир, на людей, встретились, чтобы открыться друг другу.

Вот строки из стихотворения, посвященные Ольгой Александровной Владимиру Вениаминовичу Бибихину, которые могут быть лейтмотивом всей книги писем:

 

Кто любит слово, тот его и знает,

Кто любит звук, тому он и звучит

Как в адаманте луч, петляет бряцает

Внезапным росчерком ирид.

 

И в светлом облаке звучанья

Его вознаградит сполна

Царей и царств земных напрасное мечтанье,

Возлюбленная тишина

 

Итак, перед нами диалог двух людей с замечательной жизнью. Надмирных гениев. Почти сверхчеловеков. Она – с панно – венецианских мастеров живописи эпохи Возрождения. Он – очарованный странник, идальго.

Это дуэт двух одиноких людей, способных понять, услышать, объяснить что-то важное друг другу, и есть очень ценное в их жизнях и письмах. И тем ближе они друг к другу, и к нам, сегодняшним и настоящим.

 

Артем Комаров